На главную

Роман века

Иоанна Хмелевская Роман века
Автор:
Оригинальное название: Romans wszechc zasów
Метки: Юмор, Детектив
Язык оригинала: Польский
Год:
Входит в основной список: Нет
Купить и скачать: Загрузка...
Скачать ознакомительный фрагмент: Загрузка...
Читать ознакомительный фрагмент: Загрузка...

Описание:

Нет смысла подробно представлять нашему читателю Иоанну Хмелевскую: эта звезда польской литературы уже целое десятилетие будоражит души любителей хорошего иронического детектива. Ее книги универсальны, так как рассчитаны на самые разные вкусы. И невзыскательный массовый читатель, и элитарная интеллигенция повышают свой жизненный тонус, следя за головокружительными и невообразимо комичными приключениями героев Хмелевской.
«Роман века» – одно из лучших произведений Хмелевской. События разворачиваются в Польше 70-х годов. Героиня романа, Иоанна, волею обстоятельств оказывается втянутой в крупную аферу по вывозу за границу предметов искусства и драгоценностей. Хитросплетения сюжета, его неожиданные повороты, небанальная любовная интрига заставляют следить за приключениями героини, буквально ползая на краешке стула.
Любители «крепких» детективов не найдут в романе привычных по другим образцам жанра нагромождений ужасов, впечатляющих кровавых сцен, жестокостей, навязчивой эротики. Зато книгу оценят и полюбят все, кому по душе захватывающие приключения, тонкий юмор и неунывающая яркая героиня.
Редкое явление – хорошая проза и хороший детектив.

Статистика


Место в списке кандидатов: 1264
Баллы: 69
Средний балл: 0.59
Проголосовало: 116 человек
Голосов за удаление: 29
29 человек поставили 5
6 человек поставили 4
3 человека поставили 3
7 человек поставили 2
9 человек поставили 1
27 человек поставили -1
35 человек поставили -3

Цитата:

« Через своих знакомых, осторожно и дипломатично, я проверила, что пан Стефан Паляновский, доктор экономики, действительно работает в Министерстве Внешней торговли, где пользуется репутацией прекрасного ценного специалиста. Информация о планируемой поездке тоже оказалась правдивой. Я решила быть умной и осторожной и, на всякий случай, проидентифицировала его, показав на него пальцем знакомому.

Так же осторожно и дипломатично я получила юридическую справку. Моя подружка-судья, человек тактичный и спокойный, не вдаваясь в причины моих личных вопросов, без сопротивления давала мне исчерпывающие ответы, чем чуть было не уничтожила наше предприятие до его рождения. Первоначально мы с паном Паляновским предполагали, что я буду пользоваться удостоверением личности и правами его возлюбленной Басеньки, что не должно было вызвать никаких трудностей. На фотографию мне придется быть похожей, а отпечатков пальцев никто проверять не станет. Но приятельница рассказала, что за это полагается пять лет лишения свободы без конфискации имущества, и мне стало не по себе.

Пан Паляновский чуть не сошел с ума. Боязнь, что я случайно могу отказаться, привела его к нервному расстройству. Он пытался удвоить ставку, но даже сто тысяч не показались мне достойной оплатой за пять лет тюрьмы, я не согласилась и, в конце концов нашла единственный выход… Я решила не пользоваться никакими документами. Свои оставить у себя дома, Басенькины – у нее, и никому ничего не показывать. Это было вполне возможно, единственное, что могло помешать, это излишнее внимание автоинспекции, однако, прикинув, что мой стиль езды не часто привлекает к себе милицию, риск показался мне небольшим. Штрафы я плачу вообще только за парковку в неположенных местах, а эти три недели можно было нигде и не парковаться.

К моему удивлению, пан Паляновский не был полностью удовлетворен таким решением вопроса и даже попробовал протестовать, но я настояла на своем. Я не дам заточить себя на пять лет даже ради самой пламенной любви мира!

Очередной проблемой стало место, в котором можно было безопасно поменять Басеньку на меня, или меня на Басеньку. Возникли трудности.

– Она выйдет и больше не вернется, – рассуждал взволнованный любовник, причем звучало это достаточно зловеще. – Вместо нее вернетесь вы. Но вам придется где-то переодеться, вас надо загримировать, подретушировать, это нельзя сделать просто так, посреди улицы! Не должно возникнуть ни малейшего подозрения!

Подумав я предложила проделать это в ее доме, пока не будет мужа. Я могла прийти туда, например, как бабка с яйцами, потом я бы там осталась, а она с яйцами ушла. Взволнованный поклонник с сомнением покачал головой.

– Это не пройдет, туда должен прийти и гример. В качестве кого? Угольщика?.. Кроме того, муж очень редко выходит из дома, вы забыли, что мастерская у них в доме. Кажется придется… Сейчас. За вами не следят?

– За мной?!. На кой черт кому-то за мной следить?!

– Не знаю. Извините, у меня уже появились навязчивые идеи. Очень прошу вас присмотреться, не следят ли за вами. Даже теперь, осторожно обернитесь, там, под стеной, к вам присматривается какой-то мужик.

Очередное совещание проходило в малом зале ресторана. Я неохотно, но послушно согласилась. Мужик под стеной приветливо поклонился, пан Паляновский нервно вздрогнул.

– Не обращайте внимания, – успокоила я его. – Это мой первый муж, который, кроме всего прочего, судя по поклону, меня не узнал. Он присматривается ко мне от того, что не имеет понятия, откуда меня знает. У него всегда была плохая память на лица.

Через несколько долгих минут пан Паляновский пришел в себя и продолжил переговоры.

– Гримера придется во все посвятить, у меня есть один друг… Если за вами не следят, придется проделать все прямо у меня. Сначала придете вы, потом она, потом вы выйдете, как она, а она останется.

– А за ней не прибежит муж с новым скандалом?

– Конечно, прибежит, но не раньше, чем через полчаса, а может и сорок пять минут. Замену придется производить очень быстро. И вам опять придется выглядеть как-то иначе…

Подумав, я согласилась, что такое решение действительно будет наилучшим. Нанимаемые мужем типы следят за ней, а не за мной, поэтому я спокойно могу нанести визит пану Паляновскому, пораньше, когда на это никто не обратит внимания. Потом придет Басенька, за Басенькой типы, мы поторопимся, скоро типы увидят, что Басенька уходит, пойдут за ней, то есть за мной, после чего, ей можно забыть про слежку. На всякий случай, она может переодеться и покинуть апартаменты возлюбленного тесно прижавшись к гримеру, чтобы окончательно все запутать.

Пан Паляновский обрадовался и одобрил мои дополнения.

– И чтобы не возникло никаких сомнений, вы можете сразу идти на обычную прогулку, – оживленно добавил он.

Я замерла, не проглотив кофе, решив, что ослышалась. По спине пробежала легкая дрожь.

– Куда, извините, идти?..

– На обычную прогулку. Это надо будет сделать ближе к вечеру, прогулка убедит их, что все в порядке. Вы сможете пойти сразу, как поставите машину…

– Минутку, – осипшим голосом остановила я его, пытаясь оправиться от потрясения. – Я плохо поняла. Что значит – обычная прогулка? Какая прогулка, ради бога?!!!

Пан Паляновский извинился за упущение. Он пока не успел представить мне все особенности образа жизни Басеньки, который станет для меня обязательным после подмены. До сих пор мы были слишком заняты другими вопросами, но теперь самое время обговорить и это.

Я узнала, что Басенька – человек до отвращения пунктуальный, она постоянно делает одно и то же. Утром и после обеда она работает в мастерской над узорами. Около полудня выезжает в город и делает покупки, в основном продукты, причем война с мужем на это влияния не оказывает. Готовит прислуга, но в сложившихся обстоятельствах, при отсутствии прислуги, каждый будет готовить сам. Вечером же, около семи, очаровательная Басенька отправляется на ежедневную прогулку и, как минимум полтора часа, шатается по скверику. Она может пренебречь покупками, может бросить работу, может забыть обо всем, но только не о прогулке!

– По какому скверику, господи? – тихо прошептала я. – Где она вообще живет?!

– Знаете, где частные дома на Спацеровой?

Я знала. На Спацеровой… До сих пор мы обговорили разные вещи, договорились о документах и квартире, я была уведомлена о семейном положении Басеньки, полном отсутствии друзей и знакомых, приход которых мог бы наделать хлопот, узнала, что всю рабочую корреспонденцию мужа Басенька печатает на машинке, что не моет и не убирает за ним, прессу покупает в киоске на Бельведерской, а на ночь запирается в своей комнате на ключ. Я узнала и пару других полезных мелочей, но прогулка всплыла только теперь.

Мне сделалось плохо, во мне вдруг возникла сильная неприязнь к Басеньке. Единственное, что я не выношу всей душой, что мне просто противно, что я считаю пустой тратой времени – это идиотские, бессмысленные прогулки по скверикам. Чтобы вытворять что-либо подобное, надо крепко удариться головой! Ее, в конце концов, оправдывает эта дурацкая любовь и неприязнь к сожителю, но мне встревать в этот идиотизм – это просто кошмар!..

Я чуть было не отказалась. Меня меньше пугали пять лет за документы, чем перспектива регулярных прогулок. К счастью, я вспомнила, что буду шататься по скверику не задаром, я подсчитала, что если сделать одну прогулку бесплатно, то остальные выходят по две с половиной тысячи за штуку и решила, что как-нибудь выдержу.

– А что она делает, когда идет дождь? – уныло спросила я, понадеявшись, что хоть дождь меня спасет.

– Гуляет под зонтиком. Она к этому привыкла.

– И не ходит ни в какое другое место, кроме этого скверика у Морского Глаза?

– Нет, видите ли, она очень любит это место. Привыкла. Это действует на нее успокаивающе.

Привыкла!.. Это не привычка, это – извращение! Мне придется воплотиться в маньячку?!.

Я уже решилась и привыкла к тому, что буду играть роль чужого человека, уже настроилась на эту рискованную подмену и три недели опасностей, это начало казаться мне реальным и возможным. Весь план вообще не имел смысла, но мне не впервой участвовать в том, что не имеет смысла. Теперь у меня возникли сомнения и я заколебалась.

– Знаете… Не думаю, что это получится, – неуверенно начала я. – Я начинаю бояться, что муж заметит разницу. Эта ваша Басенька совсем не такая, как я…

Пан Паляновский побледнел.

– Как это?.. Вы же согласились? Я считал, что мы договорились!

– Договорились, договорились… Да, я согласна, но не могу брать на себя ответственность за результаты! Подумайте сами, меня может выдать любое неверное движение в этом чужом доме!

Пан Паляновский посинел и чуть не задохнулся. Торопясь, очень настойчиво, он начал мне объяснять на чем основано наше предприятие. Зная о замене, Басенька уже давно приучает мужа к разным выходкам, отказываясь от своих привычек, хаотически и неорганизованно заменяя их новыми. Дошло до того, что однажды она выбросила в окно все грязные тарелки, а картины на стенах перевесила лицом к стене. А однажды спустилась по лестнице задом, на четвереньках. На вопросы она давала идиотские ответы, с вопросами никак не связанные. Потому, что бы я ни сделала, что бы ни сказала, муж не удивится, а чем больше чудачеств я придумаю, тем лучше. И вообще, это так ненадолго, всего на три недели!..

Мои сомнения угасли, перспектива подобной свободы действий выглядела даже заманчиво. Пан Паляновский прилагал дикие усилия, по очереди успокаивая все мои страхи, логически доказывая, что обман должен получиться. Выкидывать коники у меня всегда получалось…

Я снова позволила себя убедить.
»
Отзывы (0)

Добавить отзыв 

Сообщить об ошибке

Вопросы (0)

Нет вопросов по книге Иоанна Хмелевская «Роман века»
Отправить свой вопрос >>>
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика