Мобильная версия
 

Ранние журавли

  Автор:
Оригинальное название: -
Метки: Повесть, Проза
Язык оригинала: Киргизский
Год:
Входит в основной список: Нет
Купить и скачать: Загрузка...
Скачать ознакомительный фрагмент: Загрузка...
Читать ознакомительный фрагмент: Загрузка...

Описание:

Действие повести происходит во время войны в маленьком киргизском ауле. Главным героем является четырнадцатилетний Султанмурат, чей отец на фронте. Его друзьями являются Анатай и Эркинбек, они же помогают ему посеять хлеб, после того как с соответствующей просьбой к школьникам обращается председатель колхоза.

Школа в небольшом киргизском аиле. Холодный, нетопленый класс. Учительница рассказывает замёрзшим и простуженным детям о тёплом острове Цейлоне, где растут невиданные фрукты, водятся удивительные животные и круглый год лето. Но мысли Султанмурата далеко. Многие жители аила уже погибли, его отец сейчас тоже на фронте и писем от него давно нет. Мальчик вспоминает, как они счастливо проводили время. Отец брал его с собой в город, водил в зоопарк и в цирк, учил ухаживать за домашними животными.

Теперь Султанмурат остался за старшего в семье, где четверо детей. У всех его друзей отцы тоже воевали. Мысли мальчика занимают не только воспоминания, но и мечты об однокласснице Мырзагуль.

Председатель колхоза обращается к школьникам за помощью. Теперь вместо учёбы им придётся работать наравне со взрослыми.

Цитата:

« Поеживаясь в стылом классе, терпеливо пережидая приступы кашля у ребят, Инкамал-апай продолжала рассказывать про Цейлон, про моря, про жаркие страны. Веря и не веря услышанному (уж очень распрекрасно получалось в тех краях), Султанмурат искренне жалел в тот час, что живет не на Цейлоне. «Вот где жизнь!» — думал он, поглядывая краем глаза в окно. Это он умел. Вроде смотрит на учителя, а сам любуется в окно. Но за окном ничего особенного не происходило. За окном непогодило. Снег сыпал жесткой, секущей крупою. Снежинки тупо шуршали, скреблись, ударяясь в стекла. На стеклах наросла наледь. Помутнели окна. Замазка по краям оконных переплетов взбухла от холода, местами обвалилась на подоконник, залитый чернилами. «На Цейлоне, наверное, и замазка не нужна, — думал он.

— А зачем она? Да и окна к чему, да и домов самих не нужно. Соорудил себе шалашик, накрыл листьями — и живи…»

От окна все время поддувало, слышно было даже, как ветер посвистывает украдкой в щелях рамы, уж очень холодило правый бок от окна. Придется терпеть. Инкамалапай сама пересадила его сюда, к окну. «Ты, — говорит, — Султанмурат, самый сильный в классе. Ты выдюжишь». А раньше, до холодов, здесь сидела Мырзагуль, ее перевели на место Султанмурата. Там не так дует. Но лучше было бы, если б ее оставили тут же, на этой парте. Все равно холод он на себя принимает. Сидели бы рядышком. А то подойдешь на перемене, а она краснеет. Со всеми, как со всеми, а подойдет он, она краснеет и убегает. Не гоняться же за ней. Совсем засмеют. Эти девчонки всегда горазды придумывать что-нибудь. Сразу пойдут записочки: «Султанмурат + Мырзагуль = эки ашык2». А так сидели бы рядышком — и ничего не скажешь…

За окном метет. Сыплет снег, сыплет… В ясный день глянешь из класса, — горы всегда перед глазами. Сама школа на пригорке, над аилом стоит высоко. Аил внизу, школа наверху. Потому отсюда, из школы, видимость хорошая. Дальние снежные горы как на картинке видны. Сейчас же едва угадывались во мгле их угрюмые очертания.

Ноги стынут, и руки стынут. Даже спина мерзнет. До чего холодно в классе! Раньше, до войны, школу топили слежавшимся овечьим кизяком. Как уголь: сильно горел тот кизяк. А теперь привезут соломы. Ну погудит-погудит солома в печах, а толку нет. Через пару дней и соломы нет. Один сор только от соломы.

Жаль, что климат в Таласских горах не такой, как в жарких странах. Был бы климат другой, и жизнь была бы другая. Свои слоны водились бы. На слонах ездили бы, как на быках. А что, не побоялись бы! Первым сел бы на слона, прямо на голову между ушами, как нарисовано в учебнике, и поехал бы по аилу. Тут народ со всех сторон: «Смотрите, бегите — Султанмурат, сын Бекбая, на слоне!» Пусть бы тогда Мырзагуль полюбовалась, пожалела бы… Подумаешь, красавица! Нельзя уж подойти. И обезьяну завел бы себе. И попугая, читающего газету. Усадил бы их тоже на слона позади себя. Местато хватит, на слоновьей спине всем классом можно разместиться. Это уж точно, как пить дать! Не с чужих слов, сам знает.

Слона живого он видел своими глазами, об этом всем известно, и обезьяну живую видел, и разных других зверей. Об этом все знают в аиле, сколько раз сам рассказывал. Да, повезло ему тогда, посчастливилось…
»

Отзывы (1)

 
   21.08.2016

Все отзывы >>>

Добавить отзыв 

Сообщить об ошибке


Статистика

Место в списке кандидатов: 346
Баллы: 484
Средний балл: 1.62
Проголосовало: 297 человек
Голосов за удаление: 6
73 человека поставили 5
1 человек поставил 4
1 человек поставил 3
3 человека поставили 2
188 человек поставили 1
4 человека поставили -1
3 человека поставили -2
24 человека поставили -3
Вопросы (0)

Нет вопросов по книге Чингиз Айтматов «Ранние журавли»
Отправить свой вопрос >>>
Сообщить об ошибке



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика