Мобильная версия
 

Малахов курган

Сергей Григорьев Малахов курган
УвеличитьУвеличить
Автор:
Оригинальное название: -
Метки: Детская литература
Язык оригинала: Русский
Год:
Входит в основной список: Нет
Купить и скачать: Загрузка...
Скачать ознакомительный фрагмент: Загрузка...
Читать ознакомительный фрагмент: Загрузка...

Описание:

В исторической повести "Малахов курган" Сергея Тимофеевича Григорьева описаны события обороны Севастополя в 1854-1855 годах, во время Крымской войны. Город был осажден с суши и моря совместными военными контингентами Англии, Франции, Турции и Сардинского королевства, во много раз превосходившими силы русской армии и флота в Крыму.
Автор создал героические образы адмиралов Корнилова, Нахимова, Истомина, сражавшихся рядом с офицерами, матросами и простыми жителями города и погибших в боях. Участники Севастопольской обороны навеки покрыли себя неувядаемой славой.
Центральный образ в книге - девятилетний юнга Веня, храбро сражавшийся на бастионе рядом с матросами во время осады города.

Цитата:

« Веня стоял, держась за трубу, на красной черепичной крыше отцовского дома и смотрел в сторону моря.
Сизовато-черное облако левее мыса Улукул, на норд-норд-ост от входа в Севастопольский залив, двигалось вправо, рассеивалось и пропадало. Больше ничего на море не было. О том, что появилось дымное облако над морем, Веня доложил сестре Наташе, спрыгнув с крыши.
Наташа даже не ахнула и не подняла взгляда от кружевной подушки. Перебирая ловкими пальцами коклюшки, она только кивнула головой, а потом кинула:

— А еще что? Погляди еще.

Наташу ничем не удивишь, не рассердишь. Вот если бы дома была Маринка, она сейчас же полезла бы с Веней на крышу и заспорила с ним до драки. Она, наверное, увидит в дымной туче на краю неба паруса и трубы пароходов и скажет, пожалуй, сколько в эскадре вымпелов. А если первый парус увидит Веня, то Маринка начнет смеяться и скажет, что эта черная туча — даже и не туча, а «просто так», осенняя темень, быть крепку ветру. В сентябре бывает: вот сейчас жарко и солнце палит жестоко с ясного неба, а с ветром, откуда ни возьмись, польет холодный дождь. Маринки нет дома — ранее раннего в парусную ушла. Все сегодня и спали плохо и проснулись раньше, чем всегда. Батенька из своего бокала чаю не допил, накрыл крышкой, вздохнул: «Что-то будет?» — и ушел в штаб на службу. Зачем он нынче при медалях? Маменька с «нянькой» Хоней ни свет ни заря подняли такую стирку, какая бывает только раз в году, перед светлым праздником. Настирали кучу — и унесли двуручную корзину полоскать. И, поднимая тяжесть, тоже вздохнули:

— Что-то будет?

— Ох, что будет-то, милые! — ответила на ходу сестрице и матери Ольга, убегая вслед Маринке с куском хлеба, завернутым в платочек.

Веня побежал было за ней, спрашивая:

— Что будет, Ольга, скажи?!

— Что будет, то и будет.

— Да ты куда?

— Куда надо.

— А куда надо?

— Тебе надо дома сидеть!

— А тебе?

— Мне?! — только хвостом вильнула.

Веня остался дома с Наташей. Ее не допросишься, ей самой только подавай новости: «А еще что?!»
И товарищи все убежали на Графскую пристань, на бульвар, на рейд: узнать, что там на флоте делается. Вот там все известно! А отсюда, с крыши, Веня видит только верхушки мачт с ленивыми змеями длинных вымпелов. Веня пытается найти мачты корабля «Три святителя» — на нем держит свой вымпел командующий эскадрой вице-адмирал Нахимов. Вот уж этот все знает — и что было, и что есть, и что будет. А если он знает, значит, и брат Миша знает. «У Нахимова, братишка, матросы все и каждый должны знать, что и как», — говорил Вене, прощаясь, брат Михаил. Только теперь долго Мишу на берег не пустят.
»

Отзывы (1)

 
В детстве «Малахов курган» был одной из любимых книжек, смущал лишь тот факт, что в официальных советских изданиях главные герои — простая матросская семья Могученко — выведены как «русские», тогда как на самом деле они, конечно, являлись этническими «малороссами», т. е. украинцами. Равно как и предок адмирала П. С. Нахимова — казак Ахтырского полка Мануил Нохименко. Сегодня мало кто в России вспоминает, что первым русским историческим романистом являлся вовсе не Михаил Загоскин, а Василий Нарежный — обрусевший малоросс. А русской армией в его время командовал потомок украинских казаков Иван Паскевич — личный друг и однокашник по кадетскому корпусу царя Николая I. Не говоря уже о графах Разумовских и их побочных потомках Перовских. Помимо Н. В. Гоголя, Н. И. Костомарова, В. Г. Короленко и др., украинские корни (по матери) имел писатель Алексей Константинович Толстой, автор «Князя Серебряного» и крылатых афоризмов Козьмы Пруткова. А также популярнейший советский писатель Василий Ян (Янчевецкий). Велика роль украинцев в создании первого Советского правительства, Красной Армии, органов ЧК-ОГПУ, Рабоче- крестьянской милиции, организации советского народного хозяйства и советской науки. Обидно, что в советской литературе, в том числе детской и исторической, постоянно затушевывались украинские корни главных героев и выдающихся персонажей. Отрицание украинской национальной самобытности, систематическое замалчивание роли украинского народа в создании и укреплении Российской империи, политической, культурной, научной жизни России — сыграло «на руку» украинским националистам, последователям Бандеры и Шухевича, которым на исходе второго тысячелетия удалось, наконец, поссорить и разобщить два братских народа. И вина в этом отчасти лежит и на невежественном партийном руководстве Советского Союза, сделавшегося «тюрьмой» для многих народов, в том числе украинского.

Все отзывы >>>

Добавить отзыв 

Сообщить об ошибке


Статистика

Место в списке кандидатов: 1071
Баллы: 103
Средний балл: 1.21
Проголосовало: 85 человек
Голосов за удаление: 2
35 человек поставили 5
1 человек поставил 2
6 человек поставили 1
23 человека поставили -1
3 человека поставили -2
17 человек поставили -3
Вопросы (0)

Нет вопросов по книге Сергей Григорьев «Малахов курган»
Отправить свой вопрос >>>
Сообщить об ошибке



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика